Tata Montenegro: Интервью с Кимбисеро



На сегодняшний день существует немало испаноязычных интернет ресурсов, посвященных Пало Монте. Очень многие палеро в Латинской Америке пишут о своем опыте и основах нашей религии. Однако, основная масса жрецов являются представителями направлений Майомбе и Бриюмба. Они сейчас наиболее распространенные. А вот представители Пало Кимбиса в интернет пространстве весьма и весьма немногочисленны. Самым известным из них на сегодняшний день является Tata Montenegro Tronco Malva 7 Mpaka Vence Guerra. Его блог, посвященных Пало Кимбиса, один из старейших в сети (https://palomontenegro.blogspot.com/).


Этот жрец родом с Кубы. Сегодня живет в Мадриде. Я нередко сам бываю в Испании. Правда, обычно в Барселоне. Но, Испания несколько меньше России и расстояния там достаточно незначительные. Мне посчастливилось пообщаться с Tata Montenegroи взять у него интервью специально для нашего ресурса. Его рассказы помогут нам пролить свет на настоящую историю Пало Кимбиса. Вы узнаете о том, как развивалась эта Ветвь и о том, что привело ее к частичному исчезновению.

Приятного Вам чтения.


Здравствуйте, Tata Montenegro. Огромное спасибо Вам за то, что согласились дать интервью. Для начала расскажите, пожалуйста, мне о Вашем детстве. Вы выросли в религиозной семье?

Здравствуй, сын. Нет. Я не вырос в религиозной семье. Мой отец был крещен, как почти все кубинцы в то время. В детстве он учился в протестантской школе, но, при этом он не был по настоящему верующим. Я ни разу не видел, чтобы он молился, и не слышал, чтобы он говорил о религии. По большому счету, я так и не узнал, интересовался ли он религией от чистого сердца. Все дело в том, что в те времена люди боялись за свою жизнь и судьбу. Тогда на Кубе вы могли потерять работу или подвергнуться наказанию за демонстрацию веры во что-либо, кроме коммунистических идеалов. Моя мать же, напротив, выросла на полях Востока. Она знала много историй о Чечереку и о призраках. Она была очень духовным человеком, но при этом была сдержанной и почти никогда не говорила об этом перед моим отцом или незнакомцами.


Именно она побеспокоилась о том, чтобы в 1971 году, когда я родился, покрестить меня. Хотя правительство Кастро весьма не одобряло это в те времена. В детстве она не раз брала меня в церковь на Сalle Reina и в Кафедральный Собор Старой Гаваны под предлогом знакомства меня с произведениями искусства. Но там она также шептала мне истории о Святых и Девах и об их синкретизме с африканских силами и божествами: с Ориша йоруба и Мпунгу банту.


Фото: Сalle Reina




Фото: Кафедральный Собор Старой Гаваны


У меня есть очень размытые и фрагментированные воспоминания, как вспышки прошлого, о том, как проходили какие-то ритуалы и церемонии, на которые меня приводила моя мама. У меня всегда было ожерелье Ориша Элеггуа и маленький макуто Люсеро, хранящиеся в нижнем ящике моего шкафа с бельем. Моя мама разрешала мне играть с ними. А сама, тем временем, рассказывала мне патакины – священные предания йоруба. Это были ее сказки на ночь для меня. А когда я пошел в школу, она настояла на том, чтобы я всегда носил с собой один амулет, сделанный жрецами Пало Монте.

В 80-х годах религия перестала быть табу, и афро-кубинские культы снова обрели процветание после десятилетий гонений и сокрытия. Люди начали демонстрировать свои цветные ожерелья Ориша на улице и, таким образом, обнаружилось, что верующих на острове было не мало. Я бы сказал, что их было большинство. Все говорили о Сантерии и колдовстве даже в школах, и мое любопытство по поводу магических тайн постоянно возрастало. Благодаря этой открытости и контактам моей матери с серьезными религиозными деятелями из Гаваны я смог пройти церемонию инициации-Нкимба в Пало Кимбиса. Мне также провели Духовную Коронацию и церемонию жреческой инициации в Сантерию. Таким образом, я смог узнать очень много о практике этих культов, прежде чем покинул Кубу в 90-х годах.


Расскажите пожалуйста о том, как вы познакомились со своим Крестным Отцом?

У меня было несколько Крестных Родителей на Кубе из разных религий: Пало, Оча, Ифа и Спиритизма Крусадо. Но я также многому научился у своих друзей из тайного общества Абакуа и жрецов Пало Бриюмба. В одном интервью не хватит места и времени для того, чтобы поговорить о каждом из них, но я могу сказать, что все они были сделаны из другого теста, отличного от того, из которого сделаны современные жрецы. Это были люди очень скромного происхождения, но очень вежливые и серьезные в обращении и с высокими моральными ценностями. Все относились к ним с огромным уважением. Даже преступники и полиция. Вы не смогли бы оскорбить их при личной встрече. Они были крутые парни. Сейчас таких уже нет.


Пожалуйста, расскажите мне более подробно о вашем Крестном Отце в Пало Кимбиса.

С ним было связано много интересных историй. К примеру, я помню, что него был шрам с тремя скрещенными полосами на груди, образующий своего рода звезду. Я знал, что в Кимбиса режут кресты, а не звезды. И я никак не мог понять значение этого символа. И вот, однажды я набрался смелости и спросил его об этом. Он на мгновение посмотрел на меня, улыбнулся и объяснил, что его Крестным Отцом были сделаны две поперечные полосы, а третья является следом одного Святого (Ориша), который отметил его этим шрамом на участке улицы Сан-Мигель во время одного из религиозных праздников.


Мой Тата был Primer Capacitado (религиозный титул в иерархии Пало Кимбиса – прим. переводчика ) Храма Кимбиса, посвященного Святому Христу Доброго Пути, по соседству с достопримечательностями Центра Гаваны. Но, к сожалению, все Храмы и другие духовные центры Кубы были закрыты в первые годы революции Кастро, и после 20 лет запрета остались лишь блеклые тени того Пало Кимбиса, которое было прежде.


Вы были инициированы в Пало еще согласно Правилам Кимбиса Андреаса Петита?

Я могу сказать, что моя церемония Нкимба произошла в скромном доме в том районе, где Пало Кимбиса воссоздавали из воспоминаний нескольких выживших в те времена жрецов. Мой Крестный Отец был одним из них. В действительности, я мало что знаю о Пало Кимбиса Андреса Петита, кроме того, что узнал, слушая тех Старших, когда они собирались, чтобы разделить бутылку бренди после ритуалов.


То есть, то старое Пало Кимбиса Андреаса Петита утеряно?

Можно сказать и так. Единственными публикациями о Ветви Андреаса Петита были публикации Лидии Кабреры. Но все старые знакомые, с которыми я встречался, согласились с тем, что половина из всего того, что она написала, была неверной. Она была очень хорошо связана с духовными центрами Кубы, но она так и не согласилась пройти инициацию, и поэтому ее источники информации не могли раскрыть никаких религиозных тайн. Ее книги комментируют работы Петита, но в них нет настоящего Кимбиса. Андреас Петит сам по себе был очень скрытным человеком и, как хороший абакуа и масон, дорожил своими тайнами. Он не только не оставил никаких документов о своей практике, но и приказал похоронить его со своим Жезлом Мертвых и Нганга в неизвестном никому месте для того, чтобы никто не мог украсть его силу после смерти.


Вообще, Правило Святого Христа Доброго Пути не было ни единственной, ни первой Кимбиса, которая существовала. К тому же, Петит был инициирован не только в эту Ветвь, но и имел посвящения в Пало Майомбе и Вуду. Петит просто взял имя Кимбиса для своего нового Правила. И, если мы добавим ко всему вышесказанному факт двадцатилетнего религиозного запрета на Кубе в послереволюционный период, то мы поймем, почему исчезло настоящее Правило Петита и почему то, что сегодня делают его потомки, почти не ничего общего не имеет с оригинальной литургией, которую Лидия Кабрера описывает в своих книгах.


Какие Нганга Вы имеете и какие чаще всего используете в работе?

В моем маленьком храме у меня есть главная Нганга, а вокруг нее различные фетиши каждого Мпунгу или карире, с которыми я работаю: Люсеро, Сарабанда, Куатро-Вьентос, Ватариамба, Мариванга, Мама Чола, Мадре-де-Агуа, Нгонда и Лугамбе. Моя главная Нганга – это трехногий железный котел, предназначенный для союза воинственных энергий: Люсеро, Сарабанда и Ватариамба. Этот союз преобразован в Нкиси путем слияния с опытным Нфумбе, который правит этими энергиями. Десятки других менее развитых нфумбэ населяют другие фетиши. Все эти одежды составляют единое духовное тело; главный котел - это голова, которая направляет, а остальные Нганга - его тело и конечности.



Фото: Нганга в Храме Tata Montenegro


Пало сейчас – это не то Пало, которое было раньше?

Конечно. Времена меняются, и обстоятельства, которые позволили процветать различным афро-кубинским Храмам и духовным центрам в конце 19-го века, после отмены рабства на острове, больше не существуют. Нестабильность современности не дает Храму необходимого времени для развития. Люди постоянно мигрируют, перемещаются или меняют работу, их социальная деятельность меняется. Кроме того, сегодня в интернете существует так много информации и способов связаться с людьми с одинаковыми интересами, что физические Храмы больше не процветают.


В странах Африки, где когда-то правили различные племена банту, из которых происходит Пало Монте, магические культы почти полностью исчезли. Традиции банту лучше сохраняются на Кубе и в Бразилии, чем в Конго, где ислам, христианство и современная жизнь разрушили культуру коренных народов в последние столетия. Колдовство все еще практикуется в Конго, но очень смешано и замаскировано мусульманскими и христианскими элементами.


Таким образом, рождается вопрос: Вы считаете, что жрец Пало должен быть традиционалистом или же изменять нашу религию согласно законам времени?

Палеро, колдун или шаман, неважно, как его называют, должен в первую очередь найти мудрость и обрести силу. Религиозный человек, который занимается своей практикой только ради денег, никогда не будет мудрым и не достигнет истинной власти, но и тот, кто все делает правильно и в соответствии с буквой, никогда не покинет установленную временем литургию, таким образом лишив себя подвижности и способности к адаптации. Существует лишь один совет, который я даю всем, кто спрашивает меня, как найти хорошего Крестного Отца. Он заключается в том, что лучший Крестный Отец – это тот, кто не хочет крестников. А истинный колдун – одинокая душа, которая всегда предпочтет общество мертвых обществу живых.


Как вы думаете, у Пало Монте в России есть будущее? Как вы это видите?

Я не знаю, есть ли будущее у Пало Монте в России, потому что я никогда там не был, но если Пало там выживет, то оно сделает это, поглощая элементы местных культов и адаптируясь к совершенно другой природе. Его невозможно будет сохранить в первозданном виде. Пало Монте станет в России чем-то совсем другим. Подобно тому, как магия племен банту стала Пало Монте, когда смешалась с католицизмом, спиритизмом и местными верованиями колониальной Кубы. Но мы не должны держаться за прошлое и не должны бояться перемен в будущем. В материальном мире все рождается, изменяется, умирает, и, наконец, забывается. Это закон жизни.

Пусть благословит Вас Нсамби.

© 2019  Николай Абрамов

Любое использование материалов этого сайта возможно при условии обязательной ссылки на него.